«Аполитичные» миллениалы

1390654_10200792856968230_997498715_n-300x162
Александр Морозов
Политолог
Публикации автора:

"Новое поколение" – миллениалы, центениалы, поколение Z и даже уже есть термин "постмиллениалы", то есть родившиеся вокруг 2000 года – это будущие счастливые обладатели середины XXI века, его "стейкхолдеры". На них сейчас наводят свои окуляры социологи, писатели, документалисты. Про них мы кое-что знаем.

Это первое поколение, которое "родилось уже в сетях". Предыдущее было пионерами интернета, первых форм сетевого общения. Те, кто родился около 1990 года, еще водили пальцем по бумажной книжке в детстве, а миллениалы, можно сказать, родились уже с наушниками в ушах и сразу начали водить пальцем по экрану.

По всей видимости, это первое "полностью таргетированное поколение". Оно живет в условиях сетевой транспарентности и заполнило про себя все возможные тесты, поставив все фотографии с момента своего рождения в свои аккаунты.

 

0_OxwIoy56_VugJqKH_-min-950x534

 

И тем самым – это первое поколение, не просто полностью посчитанное с помощью Big Data, но и полностью адаптированное к этому. То, что казалось метафизическим ужасом для Оруэлла или Фуко – то есть система полной посчитанности, – для этого поколения является не ужасом, а приемлемой повседневностью. Да, все таргетированы. То есть каждый человек в течение 15-20 лет полностью обнаружил свои пристрастия, свой словарь, места, где он был и хотел бы побывать, все выражения лица, какие он может изобразить, всю сеть своих дружеских лайков.

Там, где предыдущее поколение думает о том, как бы "отключить рекламу", новое поколение, как показали исследования, ее просто "не видит". Оно воспринимает ее как привычный "белый шум".

Все предыдущие поколения различали источники информации. Газета была авторитетной. Миллениалы – это первое поколение, для которого не существует различия между традиционными медиа и сетями. Сообщение существует вне всякого источника, оно просто – есть. Поскольку больше нет институционально авторитетных источников, для миллениалов есть "люди, вызывающие доверие" и "люди, к которым стоит прислушаться".

В 2017 году Фонд Varkey Foundation провел опрос в 20 странах, чтобы узнать, чем счастливо и что тревожит это поколение. Выяснилось, что миллениалы считают, что счастье сильно связано с здоровым образом жизни и добрыми отношениями с семьей (родителями), а комфорт и деньги значат несколько меньше.

Часто пишут, что миллениалы – деполитизированы. Это не совсем верно. Более точно это можно описать так: для родившихся около 1970 года и даже около 1980 политика еще в значительной мере воспринимается также, как для всех послевоенных поколений, то есть сохраняется значение крупных институций – партий, парламентов, систем управления. Миллениалы – это первое поколение, на которое уже не влияет политическая философия восстановления "либеральной демократии" после фашизма.

Вся почти полувековая борьба тоталитаризма и либерализма для них уже в далеком прошлом. Миллениалы не видят "институций", они для них – в "мертвой зоне". Для миллениала максимальное участие в политике – это некоторые формы персонального поведения. Например, веганство. Или – личная защита животных. Или – готовность участвовать в андерграундных фестивалях.

В этом смысле политическое сознание миллениалов очень близко к сознанию их ровесников середины 60-х годов.

 

1960_UBC_IconicImage_1920x1050px

 

Социологи видят несколько крупных факторов. Миллениалы – это поколение с самым низким процентом родившихся в деревне. Человечество стягивается в мегаполисы, а тем самым – в среду культурного многообразия. Поэтому это поколение очень "терпимо": в нем самый высокий процент спокойного отношения, например, к однополым бракам. Они не считают, что религия может быть основанием для ограничения свободы слова. Но – и это важный момент – европейские исследования показали: миллениалы гораздо меньше видят разницу между "правительством гражданских экспертов" и военным правительством. 55% европейцев старшего возраста резко возражают против правления военных, и только 35% молодых резко против.

О чем это говорит? О том, что для этого поколения весь "истеблишмент" отодвинулся настолько высоко и виден с таким разрывом от повседневности, что им меньше заметны различия между любыми "старыми дядьками" у власти – гражданскими или военными. Все они видятся как одна "бюрократия".

Миллениалы более мобильны, чем предыдущие поколения. Они мигрируют легче, чем предыдущие поколения. На первом месте среди причин у них не политика – даже там, где их политические режимы хуже, чем в соседних странах, – а надежда на успешный бизнес. В 2018 году Фонд Бориса Немцова провел исследование в России, Украине и Беларуси и сейчас проводит обсуждение "лица поколения" в этих странах.

Исследование, в частности, показало, что "в каждой из трех стран для молодежи характерно равнодушие к политическим темам. Более половины опрошенных не смогли сформулировать свои политические взгляды, назвать интересных для себя политиков". Это характерно не только для России и Беларуси, где режимы "длинной персональной власти", но и для Украины, где выборы остаются конкурентными, а общество гораздо более активно.

Миллениалы входят в социальную жизнь в условиях, когда классические институции политики от них дальше – гораздо выше над их головами, чем это было у прошлых поколений.

 

fe097c78-d6ab-46b7-b9a2-74ab54a8684e

 

Каждое поколение сильно зависит от образов детства и ранних культурных впечатлений. Их представление о власти сформировано "Играми престолов" и "Карточным домиком". Парадокс заключен в том, что, будучи самым "либеральным" поколением по образу жизни и отношению к социальному разнообразию, очень незначительная доля миллениалов определяют себя как "либералов". В опросах они заявляют себя "аполитичными" или неопределившимися. Но эта их "аполитичность" – обманчива. Их ощущение жизни не вписывается в классические схемы партийных "левых-правых". Их не привлекает "идеология", но их поведенческие нормы содержат очень высокий запрос на свободу и разнообразие.

Разумеется, невозможно сейчас сказать, что будет через десять с теми, кому сейчас 20 лет и какую форму примут их взгляды и образ жизни. Трудно сказать, что из политических и культурных символов ХХ века будет для них "музейной" стариной, а что будет присвоено в качестве активной опоры мировоззрения. Но Ханны Арендт и Юргена Хабермаса им, очевидно, будет мало. Вероятно, им придется на почве собственной аполитичности построить собственное, новое понимание политики.

Александр Морозов, специально для Newsader

Подпишитесь сейчас на страницу Newsader в Facebook: жмите кнопку "Нравится"

Подпишитесь на канал Newsader в TELEGRAM и знакомьтесь с нашими материалами еще более оперативно!